Yamanaga TEMMEI-TOR

Гениальный заголовок

Умопомрачительный текст — кажется самое несносное русское словцо,- толи слэнг, толи прищибеевское прилагательное. а сколько вызывает эмоций! Дамы-мадамы заламываю руцки в экзильтерном куммэ-плие, медамы по-старше смачно хихикают сплёвывая украдкой жевательный табак в кружева Мадельного кроя от Охрима Козевакина. Проезжие охломаны в льдяных доломанах сучьей кожи останавливаясь у тумбионов десертных касс разглядывают с усмешкой француазейских франтёров и гасят зевак острыми кавказскими взглядами. Станционный служка устало подаёт смоленскому куафёру стакан замшеловой водки, перелистывая мтёлой листья газетейного возчика, у Ресторана «Перро» шляпница, пустая корзина галантерейщика и парфюмье на весь Вокзал

оседлость Шарль
мелькают продавцы риса
от питейного к перро

 

Rabbit

Над серой водой

Старый шершавый пирс, выдающийся в море на полсотни шагов. Влево и вправо далеко уходит высокая набережная, под ней песок, на который местами ведут лестницы с погнутыми перилами. В конце пирса три покатые ступеньки к воде. Сяду на них. Дышу тяжело. Ветер. И очень жаль себя.

Над серой водой
Чаек косые крылья
Пронзительно

Борис Жигано'в

На осьми ветрах

Как средь моря-окияна, да остров дивнай красоты, а на остраве да на том Буян река, а на высокиньком бережочке Град Залатоглавый на осьми ветрах-стоглав, так вот во тем граде приключилась история, да веков семь таму назад. Пошла Девица красная по-воду, а в поводу коня вела, за угол завернула, а конь пропал. Молодец, рядом шёл, коня за стремя вёл. С Девицей той повстречался, без ума остался. Вертается назад, — а ни Девицы ни коня нет, — шапка, да шашка . и почитай все семь веков та сказка по-белу свету носилася покудова под те ворота, что во-граде во Ерусалеме, два кавалергарда не пришли. Да из того эскадрона, что Редут от вражьих голов обороняли. Один в первый чёред в Храм вошёл. А брату меньшему наказал в Миру жить и палаш без надобности в леву руку не брать.А коль припрет, то «сабелькой корабельской» чтоб не хуже его управлялся, да так, как при эскадроне, про ту историю потом много что баяли, а прадеды лихо в абордажной команде тем прибором орудовали, да так что и Белазерский  царь-бы порадывалси – вот от тех времён-то, что в аккурат в тринадцатом, да двенадцатом веках приключалися и пошла манера, тем прибором в краях морских-да охотских, от ворога отмахиваться…. Да те, три вещицы, теперь редко встретишь, но коль девица с молодцом встретитца, что коня по-воду вели, то глядишь и ещё одну сказку соберут, не всё-ж-ещё семивекам воем быть, — пора и пахарем…

Край восьми ветров
Остроносые крыши
Взлетают в небо.

Идолы Идиотии

Ссы Фу спросил:
— Фань, умные просветлённые бывают?
— Бывают!
— А глупые?
— Бывают!
— А каких просветлённых не бывает?
— Обусловленных!

Комментарий: Жизнь есть способ существования непросветлённых…

Ученики Будды, Христа…
Мои ученики —
Искатели — идиоты!

Читать далее »

anfanczi

Гитара без струн

Сё Лао спросил:
— Что такое Свобода?
Ан Фань ответил:
— Не жду. Не бегу. Не ищу.

Комментарий: Просветлённый тот, кто не ищет.

Сказать об этом —
Значит, промахнуться.
Потому — молчу.

Читать далее »

Иса

хайбун Старые часы

Старые, очень старые часы. Скрипучая дверца. Открываешь ее и видишь поседевший от времени маятник. Или от пыли поседевший. Трогаешь руками оставшиеся в живых римские цифры — по кругу, пальцем- перескакивает и проваливается в ложбинки от бывших времен дня или ночи. Стрелки еще живы, но немного погнуты.
Здесь же, под часовым механизмом, лежит ключ. Поседевший от времени. Или от пыли поседевший. Как-то сразу думается: — А что, если?!.. Да и не просто думается, оно сразу же и делается. Как же я могу удержаться и не завести их?! Да никак!- это была бы не я..
Завожу и они снова начинают свой ход. Чудо?! Чудо! Тик-так. Тик-так. Тик-так. Идут! В пустом старом доме слышны только их шаги. Тик-так. Тик-так. Тик-так.
И сердце замирает. Тук. Тук.. Тук… Возвращается Время.
Возвращает туда — в далекое детство, раннее утро, когда ты просыпаешься от боя скольки- нибудь часов, обычно восьми. Бум-Бум-Бум….. Но не вскакиваешь с постели, а ждешь еще одного одиночного боя- Бумммм- это прошло полчаса. Теперь можно и..
Слышу серебристый, переливчатый звук. Даже не звук, а шепоток. Даже не шепоток, а звучание весеннего ручейка. Или песенку золотистого осеннего лучика. Или не слышу. Не слышу. Это я, как всегда, придумываю. Время идет. Звоночки серебрятся. Колокольчики..

.
заброшенный дом
не теряют надежды
старые часы

Иса

хайбун «Хочу быть морем»

..в голове ни одной мысли..
в голове куча всякого.. ээээх, слово то непечатное- хочу напечатать- а не могу — «не печатное».. всё почему?? почему нет мыслей хотя бы про налоговый кодекс??? вроде должны быть.. почему нет мыслей про декларацию по НДС??? вроде должны быть.. или там про классификацию каких нибудь доходов??? вроде должны быть.. и образы мои куда то скрылись.. как же я без них?!
..в голове куча мыслей..
они роятся там просто.. как пчелки в ульях.. хотя конечно неправильное сравнение- пчелки трудятся, а я вот из года в год делаю то же самое.. квартальный отчет, полугодовой отчет, отчет за девять месяцев, годовой.. и опять — по кругу.. хм.. как заключенные?? да, кое кто так бы мне и ответил.. ловлю себя на движении- мотаю головой из стороны в сторону- чтобы разогнать их всех к … ээээх, слово то непечатное- хочу напечатать- а не могу — «не печатное»..
..в голове одна мысль..
может — к морю?! вкусно пахнущему?! свежему свежему..как Оно так может- ему лет уже ого го, а оно все свежее и свежее?! оно всегда всегда разное- то спокойное, то бурное, то темное от гнева, то блестящее от веселья.. Оно одиноко, но всегда помогает людям.. они заряжаются его энергией.. а оно же ничего не просит взамен.. оно просто есть рядом..
Просто есть..

***

хочу быть морем-
не просить любви взамен..
чайка в волнах

30 марта 2008г.

origa

КРАХ

Дело к вечеру. Я сижу за компьютером, занимаюсь своими делами — пишу, читаю, сканирую, печатаю … никого не трогаю … В момент, когда я нажимаю на папку со всеми сохраняемыми работами, экран вдруг закрывается наполовину чёрным, и компьютер замерзает… Потом из жёсткого диска начинает доноситься тикающий звук …

мёртвый компьютер …
на тёмном экране
мерцает луна

Читать далее »

Тэнгу

ПЕРСЕИДЫ — 2003

Два часа пыльной дороги, омовение в бассейне, вечерняя медитация, ритуальный костёр — и вот уже сидим с отшельником Кирпичёвым на террасе и под звездопад пьём чай. Дом свой он сладил на восточном склоне балки с речушкой в огороде, полной пескарей и змей — и трудно поверить, что в городе сейчас духота — мы кутаемся в бушлаты — такая прохлада заполнила низины! Комары появляются здесь лишь на закате, пока тепло, а как стемнеет, улетают на поля.
В отличие от прошлогоднего, когда молодой месяц вскоре ушёл за солнцем и было так темно, что от падающих звёзд отбрасывались тени, нынешний звездопад пришёлся на полнолуние. На юге — приблизившийся до невозможного Марс. У Луны до полуночи за благословением стоял караван облаков, рисуя на небе немыслимые картины и где-то далеко-далеко за горизонтом искрила гроза — мы жадно наслаждались всеми прелестями этой летней ночи.

Фонарь в степи.
Кружатся, вьюжат
Мотыльки…

Читать далее »

Тэнгу

Сборник хайку «Лесная хижина»

ПРЕДИСЛОВИЕ

Для чего пишутся предисловия?.. Ведь всего через одну-две странички читатель сам войдет в реку авторского повествования. Так думала я и всегда пропускала предваря-ющие страницы, особенно к книгам стихов, более того, и книги сами открывая где-то посередине. Но с некоторых пор я изменила своей привычке и первые страницы пере-стали быть для меня слепой зоной. После путешествия по строкам и междустрочиям автора стало хотеться то ли сверить свои путевые впечатления с чьими-то еще, то ли еще раз войти в дом уже не через окно, а постучавшись и через дверь. Хочется верить, что и вы, дорогой читатель, рано или поздно заглянете сюда и прочтете эти строки, и, быть может, несколько галочек на ваших полях совпадут с моими.
Общепринято от поэзии ожидать некоторой аутичности, самопогруженности — ведь пишут, как правило, о своем, о личном, поэзия сродни лирическому дневнику души. Олег тоже пишет о своем, только вот границы его личного столь же всеобъемлющи, как линия горизонта — говорят, величие человека измеряется величием тайн, его занимающих. Олега же занимает и трогает все, с берегов его книжки можно услышать и пение птиц, и цыплячий писк, шуршание боков лодки о берег и весеннюю капель, свист чайника и лепет младенца, шорох снежинок и ворчание грома…

Читать далее »

origa

Сено. — Hay.

Из серии «Цветы жизни».

Маленький сибирский городок, жаркое лето в ранних шестидесятых… Городская девочка, я провожу лето у бабушки с дедушкой. Их дом, или скорее «половина дома» как тут говорят, состоит из одной большой комнаты и большой кухни с русской печкой. Мы с моей двоюродной сестрой спим на полу на огромной перине. В другой такого же размера половине дома живёт брат бабушки с семьёй из пяти человек. Мой дед Иван, или «деда Ваня», провёл несколько лет в заключении при Сталине, и сейчас он глухой и постоянно кашляет.

Читать далее »