Лада Турбина

Осенний хиган

Ликорис*
Цветет здесь и там
Цветет на меже

 (Того Саю)

higan09-2016

Весы качнулись и замерли на миг в равновесии, пришло время равноденствия, смены сезонов, ожидание перемен и оценки прожитого.

Для меня осеннее равноденствие  имеет привкус жженых листьев и окрашено кармином. Пусть это не ликорис, как где-нибудь на Хоккайдо, но  девичий виноград, клен и лебеда вполне справляются.

На экспресс-конкурс пришло неожиданно много работ.  70 трехстиший за несколько дней, это не может не радовать! Среди работ есть  весьма интересные, на мой взгляд, есть хулиганские и смешные, есть странные и трудно поддающиеся анализу. Я бы хотела рассказать о работах, которые понравились мне лично. (Если я не выделила или ничего не сказала о ваших стихах, это не значит, что они плохи или не состоятельны, просто  мое восприятие в данный момент  не вполне созвучно вашему).

 

от равноденствия к равноденствию
в резиновых сапогах
половина города

(Graf Mur)

Стихотворение вызывает во мне стремительный ассоциативный ряд духа 70-х. Строители БАМа, «мой адрес не дом и не улица»,  ВИА в вышитых синтетических костюмах, крупные яростные мазки Таира Салахова.  Время масштабных строек, бревна вместо дорог, МАЗы везущие груз из города в город, люди со вкусом курящие «Приму» и пьющие чай из граненых стаканов с подстаканниками.

Парадокс в том, что место повествования могло бы быть в равной степени и деревней, ведь  бездорожье и распутица – извечные приметы  России, а осень и весна лишнее тому подтверждение.

 

сентябрьский дождь
встрепенулись
некосимые травы

 (Shiroki Mirukami)

Стихотворение уникальное.  Сразу чувствуется автор-филолог! «Некосимые» совсем не то, что «некошеные», правда? Если во втором — это всего лишь, подчеркнутое не осуществленное действие (подразумевающее, что оно, все-таки, когда-то осуществлялось с некоей периодичностью), то от первого веет не то первобытной дикостью (я склоняюсь к этому варианту в силу своей личной симпатии к фовизму**), не то безысходностью. В принципе, если истолковывать семантику стиха, обе трактовки столь интересны, что дают возможность долго и пространно «растекаться мыслею по древу»…Но оставим, дадим дождю оживлять не только травы, но и чувства читателя.

Далее поговорим о стихотворениях, воплощающих сезон. Что меня радует, так это то, что таких стихов от конкурса к конкурсу становится больше.

Когда я читаю следующие  хайку (поставила их рядом осознанно), ловлю себя на мысли о людях, видящих мир не только глазами (как визуалы), но и всеми органами чувств (как кинестетики).  Такими были  Скрябин или Чюрленис (просто послушайте фугетту Чюрлениса и вы поймете, что я имела ввиду!).  Очень интересно замещаются описательные образы чувственными: запахом, звуками и т.д.

 

пасмурный вечер
смешался с холодным воздухом
запах цветов

 (Марина Даренская)

 

Интересно, почему именно в холодный, сумрачный  день запахи чувствуются острее? (С точки зрения физики это не так и так быть не может).  Наверное, потому, что наше сознание акцентирует внимание на другом и запах цветов является в этом случае неким вызовом обыденности. Сбой программы монотонности текущих действий, исход в другую плоскость пространства-времени, расширение границ и является моментом дзен (момент сатори). В этом хайку он определенно есть. Трехстишие скорее описательное, но у Марины именно такие получаются лучше всего. Это редкое качество – уметь оставить пространство для маневра додумать, со-пережить, со-прочувствовать.

 

сумеречный
стрёкот кузнечиков
так еще не цвели гортензии в саду

(Иса Лариса)

Думаю, что это хайку порадовало бы японцев, поскольку кузнечики-цикады настоящее осеннее киго.

В горном селении
Цикад неумолчный хор
Звучит по-осеннему.
Облетают среди тумана
Листья с самых нижних ветвей.***

Помнится, когда-то цикад специально разводили в монастырях, чтобы слушать их пение не только в конце августа- сентябре, но и круглый год. Вот как пишет Сэй Сёнагон об этом: «Осенью — сумерки. Закатное солнце, бросая яркие лучи, близится к зубцам гор. Вороны, по три, по четыре, по две, спешат к своим гнездам, — какое грустное очарование! Но еще грустнее на душе, когда по небу вереницей тянутся дикие гуси, совсем маленькие с виду. Солнце зайдет, и все полно невыразимой печали: шум ветра, звон цикад…»****  Вид падающего снега и стрекот кузнечиков…удивительно и печально! Мне очень нравится подбор образов: кузнечики и гортензии и первая строфа, которая придает весь ход дальнейшему повествованию. Сумерки не просто часть суток – это, говоря литературно, тихое умирание дня. Отшумевшее лето, сад полон еще живых цветов и гортензия, меняющая цвет по мере цветения – очень удачный образ! И такой узнаваемый…

С точки зрения конструкции стиха я вообще не вижу в нем изъянов, он составлен по всем правилам, так что хочу поздравить Ларису с удачей и тем, что в который раз ей удалось меня (и, надеюсь, вас) порадовать.

 

дождливый сентябрь
в густой траве потерялась
картофельная ботва

 (Алексей Фан)

 

Почти всегда, в любом конкурсе обязательно будут работы, связанные со столь любимыми россиянами 6 сотками. Огород или дача, пожалуй, единственное место, где горожанин может целиком и полностью погрузиться в переживания, связанные с природой, ощутить всей кожей и всем своим существом быстрый ход времени, смену сезонов. А какая дача без картофельных грядок?

На мой взгляд, Алексею удалось очень удачно описать время перед самой уборкой картошки, когда зависишь от погожих дней чтобы собрать урожай. Бурая картофельная ботва в поднявшейся от дождей траве, что может быть более узнаваемо? Хорошее хайку.

Следующие стихи полны света, хотя впрямую упоминание есть лишь в одном из них.

 

тихий вечер
усыпан желудями
трамвайный путь.

(Радион Хузин)

Очень яркая картинка. Ясный осенний день, столь же ясный тихий вечер и щедрая осень  под ногами желуди. Желуди и каштаны – главные детские богатства. Сколько же мы их собирали, сравнивали размеры и гладкость, яркость и вес. Сколько всего из них мастерили, и будут мастерить уже наши дети и внуки. Свет в этом хайку не только и не столько в самих строфах, сколько в ассоциациях, которые оно вызывает.

 

солнечный верх
березового леска
по листику вниз
(Александр Кривенко)

Стихотворение Александра исполнено движения. Именно за это я его  выбрала. Отчетливо виден листопад (по первому прочтению) и скольжение луча свет с крон деревьев до самой земли. Очень тонко подмечен момент, когда листвы на деревьях еще много, она полностью изменила цвет, но еще не облетает. Равноденствие во всей красе и полноте созвучий. Хочу сказать, что это стихотворение  созвучно другому замечательному стихотворению уже из русской классики:

…Березы желтою резьбой
Блестят в лазури голубой,
Как вышки, елочки темнеют,
А между кленами синеют
То там, то здесь в листве сквозной
Просветы в небо, что оконца.
Лес пахнет дубом и сосной,
За лето высох он от солнца,
И Осень тихою вдовой
Вступает в пестрый терем свой…*****

 

Я бы могла подобрать пример из японской классики, но мне почему-то кажется, что береза – это наш традиционный символ, под него просятся естественным образом в качестве дополнения и романс под гитару и наливка, настоянная на рябине.

 

поля потемнели
а всё трещат и трещат
эти сороки

(Слава Сахалинский)

 

Симпатичное сенрю построенное на омонимии. Время года вполне прочитывается, потемневшие убранные пашни – вторая половина сентября. При прямом прочтении – шумные птицы что-то делят у края поля, сопровождают автора своим резким криком. Сороки вообще шумные и любопытные соседи. Все-то они сопровождают своими комментариями, все-то они видят. «Большой брат следит за тобой!» Второй слой сенрю открывает  двух кумушек- сплетниц, от которых нет житья никому.

«Трындычиха, когда в сердцах, бог знает что натворить может, потому у Трындычихи характер такой, что если Трындычиху зацепить, то Трындычиха такое отмочит, что с Трындычихой сладу не будет».****** Вот и автор, наверняка сталкивался с такими сплетницами в обычной жизни.

Тихо-тихо ползи…ну или как там еще…добрались и до фристайла.

 

выбросить нельзя оставить
осенние листья
в треснувшей вазе

Катерина Ерошина)

 

Прямо таки философская вещица. Отрицание отрицания. И использование амфиболии******* не мешает.

Мой голос простужен,
Мой взгляд заморожен,
Жар меня душит,
Петь больно, и все же
Петь я вам буду
Про жаркое лето,
Потому что простужен
Весь мир наш нелепый…********

Читатель становится невольным участником нелегкого выбора. Как продлить лето? Что же делать с этой самой мимолетной красотой? Как удержать мгновение? Наверное, только запомнить. Все мы как эти  листья в треснувшей вазе.

Далее расскажу о  фаворитах, которые мне понравились настолько, что я не могу выделить, которое же понравилось больше! Стихи абсолютно разные, но в них присутствует один общий момент – «невыносимая легкость бытия». Что я имею ввиду? Есть такая характеристика, которую можно только прочувствовать, но довольно сложно объяснить. В японской живописи есть понятие укиё-э – картины исчезающего, плывущего мира. Оба хайку, которые приведены ниже, полностью соответствуют этому описанию. Ощущение погружения в реальность и, одновременно, отстраненность в повествовании, точка во времени, когда все изменилось, но еще не настолько, чтобы окружающий мир это прочувствовал (автор в этом случае выступает как воплощение моно но аварэ, переживает  свое единство с объектом повествования, но в то же время, совершенно независим от оценок или каких-либо иных проявлений человеческой сущности).

 

осенний хиган
пара катит в детской коляске
новую дранку

(Иса Лариса)

Казалось бы, формализованная первая строфа должна упростить стихотворение, но на самом деле – это не так. Ведь хиган, в традиционном его понимании не просто праздник осеннего равноденствия, это еще и время, когда в Японии отдают долг ушедшим в мир иной предкам. Время поклонения, посещения храмов, поминовения и т.д. Мы мысленно общаемся с теми, кто нам дорог, но кто уже покинул нас. Во второй части трехстишия идет описание бытовой сцены, где пара катит детскую коляску, груженную дранкой, чтобы перекрыть крышу. В этой скупой фразе читается рассказ о том, что у семьи родился ребенок, что ребенок вырос (коляска-то по назначению уже не используется), крышу пора чинить, отсюда и новая дранка. В одной фразе промелькнула целая жизнь. Согласитесь, это совсем не просто, соединить два мира – мир того, что уже ушло и мир, который есть и существует, который меняется уже в то мгновение, когда я пишу эти строки. Блестящая работа!

 

закрываю калитку
под дождём остаются
красные астры 

(Анастасия Самуйлова)

Стихотворение созвучно классическому хайку Иссё:

Видели всё на свете
Мои глаза – и вернулись
К вам, белые хризантемы.

Дело даже не в использовании в качестве ведущих образов таких ярких цветов как астры и хризантемы, а в экзистенциальности происходящего. Если в хайку  Иссё говорится об уже пережитом опыте, то в стихотворении Анастасии о настоящем моменте. Внутреннее сожаление от того, что астры под дождем, а человек уже закрывает калитку, внутренне отсекает себя от внешнего мира, от ярких красок и дождя не просто ощущается, это становится межой между тем что было и тем что есть. Граница миров, Осенний Хиган – все отражено очень тонко и без прямого упоминания. Хорошая работа.

Завершая свой обзор стихотворений, присланных на конкурс «Осенний Хиган», хочу поблагодарить всех, кто участвовал. Спасибо вам за терпение, усидчивость и мужество дочитать  мои «многабукав» и снисходительность в нелегком выборе того, что мне кажется удачным и лучшим. Осталось лишь процитировать строфы, которые, как мне кажется, лучше всего отражают пору осеннего равноденствия:

«Ликорис  цветет —
и помереть невозможно
в такую пору…»

 

(Танэда Сантока)

————————————————————————

*Ликорис или пауковая лилия, огненно-красный цветок. Из-за своей странной формы, почти полного отсутствия листьев в пору цветения считался уродливым и не гармоничным растением. В силу этого, в традиционном японском восприятии стал символом, объединяющим 2 мира – мир земной жизни и мир мертвых. Цветет осенью, считается зримым воплощением Осеннего Хигана.

** Течение в искусстве, связанное со стихийностью, эмоциональной силой воздействия, некой «первобытностью» проявлений и животным магнетизмом.

*** Из антологии «Манъесю».

**** Сэё Сёнагон «Записки у изголовья»

***** И. Бунин «Осень»

****** Цитата из пьесы  «Свадьба в Малиновке» Б.Александрова

******* Амфиболия — двойственность или двусмысленность, получающаяся от того или иного расположения слов или от употребления их в различных смыслах.

******** А.М. Литвинов (Веня Д*ркин). http://drdom.ru/



Количество просмотров: 1649

9 комментарии на “Осенний хиган

  1. Осенний хиган

    Не, льзя!

    Дорогие авторы трёх весёлых строчек. Закройте, пожалуйста, вторую строфу вашего стихотворения и проверьте первую и третью на сочетаемость и избыточность строф.

    Graf Mur – избыточность первой строфы
    Shiroki Mirukami – хороший стих с двойным прочтением третей строфы.
    Марина Даренская – идея хорошая
    Иса Лариса — так ещё не? так ещё льзя?
    Алексей Фан – идея хорошая
    Радион Хузин – идея хорошая, забавное детское прочтение второй строфы
    Александр Кривенко – забавно
    Слава Сахалинский – забавно
    Катерина Ерошина — Не, Льзя!
    Иса Лариса – японизм в первой строфе, хиган – летящий снаряд
    Анастасия Самуйлова – забавно

    Чем ближе образы первой и третьей строфы, тем труднее их объединить второй.

    После этого проверьте гармонию строф между собой.

    И главное вы пишите короткие песни!

    Сентябрьский дождь…
    встрепенулись
    некосимые травы.

    (Shiroki Mirukami)

    Тихий вечер
    усыпан желудями
    трамвайный путь.

    (Радион Хузин)

  2. Небесные цветы где
    Там цветут,
    В полях цветут?

    Того Саю (1908 — 1991)

    Небесные цветы (яп. мандзюсягэ)
    1. буд. санскр. mañjūṣa, один из четырёх цветов на небесах.
    2. ликорис лучистый Lycoris radiata (L’Hér.) Herb., сезонное слово, осень. (Нипподзисё яп. мандэюсякэ)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *