alisa-ancelevich

With you

Стадион умолк в ожидании. Килотонны света взорвали вечернюю темноту, и музыкальный рев раздавил поток кричащей толпы. Еще один световой разряд — и стадион взревел. На сцене появился Майк. В тот день многих угомонил обморок, а ссадины покрыли разноцветными татуировками. Но разочарованных не было.

Волнистые светлые волосы до плеч, массивные кольца на тонких пальцах, чуть хрипловатый голос. Это был Майк. Некоторые обвиняли его в нетрадиционной ориентации, другие говорили, что он изменил року. Его это, литературно выражаясь, не волновало. Восторги фанаток его тоже мало беспокоили. Была только одна женщина, которая заводила его без сбоев уже шесть лет. Эту женщину звали Кариной, и это было имя. Она была гипермодным дизайнером, но для Майка она была еще и стилистом. Впрочем, на этом она и Майк не остановились.

Шесть лет отношений с одной женщиной для музыканта — нереальное удовольствие, но Майк мог его себе позволить. Как ни старались папарацци, его так ни разу не застали с другой.

Сами по себе они были просто неординарными, скандальными и очень привлекательными представителями богемы. Вместе они взрывали этот мир ко всем чертям. За всю историю их романа они ни разу не были замечены за выяснениями отношений или даже микроскопическими ссорами.

Они были слишком разными, чтобы быть вместе. Может, поэтому они и держались. Она — жгучая брюнетка. Он — блондин. Она выставляла свои работы на закрытых подиумах, он — исключительно на стадионах. И это не мешало им помногу часов оставаться один на один. Эта парочка не умела соглашаться друг с другом, но никогда не ссорилась.

Единственная, кто пыталась вторгнуться на их территорию, была бывшая подружка Майка — Мартина, ведущая не слишком популярного шоу на телевидении. Она заявила, что Карина — ведьма, и приворожила его. Вместо комментариев парочка надела костюмы колдуна и ведьмы собственного дизайна и появилась в них на очередной вечеринке. Карина умела создавать модные вещи, поэтому коллекция, которую она выпустила в том же духе, раскупилась с бешеной скоростью. Никто особенно не интересовался отчаянными попытками Мартины вернуть бывшего возлюбленного. Но однажды ее нашли мертвой в собственном доме. Следствие установило, что произошло убийство. Под подозрением в том числе оказались Карина и Майк.

 

 

Был день рождения Майка, и Карина к нему подготовилась. Надев обычную для сцены одежду Майка, она с несколькими горячими девушками делала непристойные движения под одну из его известных песен. Они оба были худощавыми и высокими, поэтому, если не приглядываться, Карина была вылитый Майк. Увидя все это безобразие, он так захохотал, что облился коктелем, который держал в руке. Когда представление было окончено, он подошел к Карине, одетой в его костюм, и совершенно серьезно заявил:

— Это было полное…, — он замялся, подбирая слово помягче, — ….

— Конечно, детка, — улыбнувшись, перебила его Карина, — в жизни ты гораздо хуже. С днем рождения! Я рада, что тебе понравилось, — сказала она, скосив глаза на его мокрые штаны.

Майк недовольно повернулся к ней спиной, и тут же наткнулся на граждан с удостоверениями. Это было неожиданно.

— Представители власти на мой день рождения, — заулыбался он, — вы меня балуете. Хотите присоединиться к веселью?

Следователь менялся в лице в обратной зависимости от настроения Майка. Белокурый красавчик чувствовал себя так, как будто был в кругу семьи, доброжелательно смотрел на окружающих и постоянно отпускал невинные шуточки. Карина иногда на него посматривала и, не сдерживаясь, посмеивалась. Следователя это явно не устраивало, и он медленно приходил в состояние легкого бешенства. Внезапно его очередной вопрос прервали. В комнату вошел его коллега и …Мартина. Это был шок. Но Майк владел собой так, что со стороны можно было предположить, что он ждал этого.

— Смотрите, — невозмутимо произнес именинник, — в мой день рождения даже мертвые воскресают.

Это его и погубило.

— Я не мертвая, Майк, — медленно произнесла девушка. — Хотела, наконец, чтобы ты понял, что я значу для тебя, но не получилось.

— Ничего страшного, — тряхнула головой Карина, — можешь попробовать еще раз. Только лучше по-настоящему.

Это погубило ее.

— Ты знаешь, Мартина, — сказал Майк, — а я уже давно понял, что ты значишь для меня. Я безумно в тебя влюблен, просто я — стеснительный, и скрываюсь. Карина подтвердит.

— Она же тварь, Майк! — заорала Мартина. Она уже не владела собой

— Ну и что? — спросил он, внимательно ее разглядывая.

— А вот что! — выкрикнула она, и в ее руке появился пистолет.

Карине, похоже, было не слишком интересно на нее смотреть, поэтому она сидела  к ней спиной. Мартина выстрелила.

 

 

— Ранение очень серьезное, — внушительно говорил молодой врач, стараясь донести информацию до Майка.

— Понимаю, — кивнул он.

Казалось, он совсем не нервничал. Врач подумал, что это шок, и стал говорить еще отчетливее.

— При правильном лечении она выживет. Сейчас она в тяжелом состоянии, но сможет справиться, если постарается. Но ходить, — врач сделал паузу, — она вряд ли будет.

Майк снова кивнул.

— Это все?

— Да, — недоуменно ответил врач, готовясь к совершенно другой реакции.

— К ней можно?

— Да, только недолго.

Карина была очень эффектной девушкой. У нее была отличная фигура, прекрасная кожа, но самым красивым было лицо. Тонкое, нежное, с большими глазами и чуть надломленными бровями. Красивая форма губ дополняла это привлекательное сочетание. Яркая, молодая, полная жизни и прикованная к постели. Майк знал, что это значило для Карины … и для него самого.

Он подошел к ее кровати. Карина смотрела перед собой, не мигая.

— Пришел проститься, — прошептал Майк. Его глаза блестели.

Карина перевела взгляд на него.

— А песни, сцена?

— Ну и что?

— Ты можешь….

— Не могу, — оборвал ее Майк и отвернулся.

— Не сердись? — как-то по-детски спросила Карина.

— И ты, — сказал Майк, смотря в сторону.

— Мы с тобой — странные люди, да? — улыбнувшись сквозь слезы, сказала Карина.

— Ни чуть.

Майк поцеловал ее в губы и вышел.

Он выехал на шоссе и помчался, быстро набирая скорость. Сосредоточенный и бледный, он впился взглядом в приближающийся край эстакады. Майк нажал на газ, и машина рванула. В последнюю секунду он увидел перед собой ее лицо. «В последний раз», — мелькнула мысль и молнией пронзила его мозг. Изо всех сил он вдавил педаль тормоза в пол. Раздался страшный визг тормозов. Машина пролетела по инерции несколько метров и остановилась у самого края. Майк откинулся на спинку кресла. Страха не было. Была жуткая боль и пустота. Он понял, что не может сделать это первым.



Количество просмотров: 636

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *